«Мы хотели назвать его Тимофеем...» |

Для семьи Соколовых долгожданное событие — рождение четвёртого ребёнка — обернулось настоящей трагедией. Беременность протекала без явных осложнений, но 10 ноября многодетная мать Анна Соколова почувствовала боль и обратилась в Озёрскую ЦРБ

«Мы хотели назвать его Тимофеем...»
Для семьи Соколовых долгожданное событие — рождение четвёртого ребёнка — обернулось настоящей трагедией. Беременность протекала без явных осложнений, но 10 ноября многодетная мать Анна Соколова почувствовала боль и обратилась в Озёрскую ЦРБ. Участковый гинеколог отправил 26-летнюю женщину на стационарное лечение, однако во время оформления документов, как рассказывает сама Анна, у неё начались схватки. Озёрские медики посчитали, что случай не экстренный, пациентке ничего не угрожает, и отправили её рожать в Коломну. К несчастью, младенец родился мёртвым. Позже коломенские акушеры объяснили родителям, что ребёнок задохнулся. Соколовым остаётся надеяться, что в этом деле смогут разобраться сотрудники Озёрской и Коломенской прокуратур, которым предстоит выяснить, можно ли было отправлять Анну в Коломну и сделали ли врачи всё возможное, чтобы спасти малыша.

Модернизация

Как уже успели заметить озерчане, в нашей ЦРБ полным ходом идут работы по капитальному ремонту и реконструкции. За последний месяц на оперативных планёрках в администрации неоднократно говорилось, что выполнение программы по модернизации здравоохранения — напомним, что на эти цели район получит порядка 250 млн руб. — не должно мешать работе врачей. Так, в частности, сообщалось, что рожениц на время проведения ремонта будут отправлять в Коломну. Но в экстренных случаях роды будут принимать в Озёрах на специально подготовленных резервных площадях, как того требуют нормы.

По словам самой Анны, 10 ноября она пришла в больницу, чтобы показаться участковому гинекологу. В этот день приём вела доктор Марина Рязанцева, которая после осмотра пациентки предложила ей лечь в стационар. После оформления документов женщина прошла осмотр у заведующей женской консультацией Озёрской ЦРБ Евгении Песковой и у известного многим озерчанам акушера-гинеколога с почти полувековым стажем работы Анны Благиных. Выяснилось, что у пациентки отошли воды, и медиками было принято решение отправить Соколову в Коломну. На вопрос, можно ли рожать в Озёрах, Соколова получила отрицательный ответ, который был мотивирован тем, что здесь нет подходящих условий. При этом врачи были предупреждены о том, что это её четвёртые роды. А такие роды, по утверждению самой женщины, обычно бывают скоротечными. Кроме того, все дети в семье Соколовых рождались раньше положенного срока. Неудивительно, что и последние роды тоже были преждевременными и происходили при сроке 35 недель. Этот факт, по мнению Анны, озёрские врачи не могли не принять во внимание.

Трагичный исход

В сопровождении бригады «Скорой помощи» Анну Соколову доставили в коломенский роддом — о её прибытии из озёрского роддома никто не позвонил. Тем не менее через 20 минут после оформления документов у женщины начались роды. Младенец родился мёртвым. Как сообщили врачи, произошло отслоение плаценты, и ребёнок задохнулся. Добиться конкретных разъяснений от врачей у Соколовых не получилось. Получается, что де-юре из Озёр пациентка отправилась в Коломну в удовлетворительном состоянии, её здоровью и жизни, как и здоровью и жизни ребёнка, по заключению озёрских врачей, ничего не угрожало. А де факто — ребёнок родился мёртвым, т. е. умер ещё в утробе матери. Логично предположить, что мальчик умер от кислородного голодания в дороге. А отсюда следует вопрос: насколько адекватно наши врачи оценили риски? Следовало ли отправлять за 40 километров по ухабистой дороге женщину, у которой уже отошли воды и начались схватки? Анна Соколова испытывала, по её словам, именно схватки, хотя Евгения Пескова уверена в обратном. «На момент поступления Анны Соколовой в роддом схваток у неё не было. Она везде указывает, что у неё были просто тянущие боли с 10 часов утра. А когда у неё отошли воды, она сама не знает», — сообщила врач.

Как уверяют врачи, роженицу ещё раньше предупреждали об опасности, но она отказалась от госпитализации. Анна утверждает, что лечь в больницу ей предлагали из-за проблем с лишним весом. А о том, что плод страдает от недостатка кислорода и есть риск потерять ребёнка, она ничего не знала.

Однако Анна не считает, что медики сделали всё возможное для спасения её малыша: «Благиных сказала, что не может точно определить состояние, т. к. не наблюдала меня в период беременности, но ведь если она квалифицированный специалист, то могла бы принять экстренные меры во время родов. О том, что развивается гипоксия, мне не сказали». Тем не менее, говорит женщина, перед отправкой в Коломну её успокоили слова доктора Благиных о том, что сердечко сына, то есть пульс, в порядке.

Мальчик со звёздочки

Семья Соколовых хочет, чтобы виновные были наказаны или, по меньшей мере, больше не имели возможности безответственно относиться к другим пациенткам. «Врачи обвиняют меня, а стоит сказать о том, что они изначально неправильно установили срок беременности», — жалуется Анна. Её семья, включая супруга Дмитрия и трёх сыновей: Игоря (6 лет), Владислава (5 лет) и Кирилла (2,5 года), ожидала появления малыша к концу декабря — началу января. Теперь же, как призналась Анна, приходится объяснять мальчикам, куда делся их брат. «Мы говорим детям, что наш Тимоша теперь живёт на звёздочке», — с трудом сдерживая слёзы, говорит многодетная мать.

Анна Соколова и её муж надеются на то, что смогут узнать истинные причины трагедии. Однако, пообщавшись с ними, я убедился, что надежды на справедливость весьма иллюзорны. «При разговоре с моей сестрой руководство ЦРБ сообщило, что, по их мнению, после 22 недель я в больнице не появлялась, хотя я проходила обследования и посещала врачей. Насколько правильно это зафиксировано, — не известно. Вы же знаете, в какой стране мы живём. При необходимости люди сделают всё, чтобы не потерять своё место работы».

Как рассказала Евгения Пескова, пациентке Соколовой был поставлен диагноз «дородовое излитие вод, срок беременности 35-36 недель, синдром задержки развития и хроническая гипоксия плода». С этим диагнозом на «Скорой помощи» в сопровождении врачебной бригады она была отправлена в Коломенскую ЦРБ. Вопрос о том, надо ли делать кесарево сечение или оказывать другую акушерскую помощь, не стоял. По словам врача, у Анны Соколовой случились так называемые стремительные роды, но предвидеть их ни один акушер не мог.

Тем не менее их предвидела сама Анна. Собственно, она и предупреждала врачей о том, что четвёртые роды будут быстрыми, т. к. предыдущие были такими же и все дети рождались недоношенными. Однако, по словам Евгении Песковой, основываться только на этих факторах нельзя. «Даже если у неё первые роды были достаточно быстрые, мы не можем ждать, что третьи, четвёртые роды будут такие же стремительные. Как раз они, наоборот, могут быть затяжными, может быть упорная слабость родовой деятельности и т. д.», — сказала она.

Иного мнения придерживается заведующая отделением новорожденных родильного дома Коломенской ЦРБ, врач-неонатолог Ольга Журавлёва, которую мы попросили прокомментировать мнение её озёрской коллеги и дать оценку произошедшей истории, т. к. роды принимались именно в этом медучреждении. «Это рассуждения из серии «может быть, завтра будет дождь, а может быть пойдёт снег». Начнём с того, что Озёрский роддом закрыт на ремонт. Любой роддом, закрывающийся на ремонт, обязан оставлять так называемый экстренный пост, потому что ситуации бывают разные, когда физически пациента не успевают довести и помощь приходится оказывать на месте. Если врачи знают, что у женщины четвёртый ребёнок и всех их она рождает раньше времени, и если у неё уже отошли воды, то не важно как это трактовать — схватки ли это или предвестники родов, ведь анамнез есть: женщина всех своих детей рождает преждевременно и поэтому 90% вероятности — за то, что она родит раньше времени и довольно быстро».

Ольга Журавлёва подчеркнула, что может высказывать лишь своё субъективное мнение, поэтому чтобы найти правду, необходимо, чтобы компетентные органы скрупулезно и детально разобрались в этом деле.

Очевидно, что без тщательной экспертизы нельзя давать каких-либо оценок, однако следует учесть, что в тот день в коломенский роддом поступили четыре пациентки с отслоением плаценты, и единственный ребёнок, который умер, и умер, как отметила Журавлёва, судя по всему, в дороге, был ребёнком озерчанки Анны Соколовой. «Могло случиться по-разному. Если бы её немного понаблюдали в Озёрах и отслойка плаценты началась там, в роддоме, ребенок, по крайней мере, имел бы шанс остаться в живых», — заключила коломенский специалист.

Как выяснилось из долгого разговора, озёрские врачи не признают своей вины в случившемся даже частично. По их мнению, виновата сама Анна Соколова, которая, по словам Евгении Песковкой, наблюдалась у пятерых врачей и ходила на приём тогда, когда ей было удобно. Почему она считает, что мать троих детей должна подстраиваться под меняющийся график работы медиков, она не пояснила.

Доктор Пескова также говорит, что Анну предупреждали о том, что лишний вес — это нехороший показатель. «Прибавка в весе — это отёк плаценты и нарушение кровообращения у плода», — сообщила акушер. Заведующая родильным отделением Озёрской ЦРБ заверяет, что диагноз «гипоксия плода» был поставлен. Пациентке был назначен курс лекарств, её предупредили об угрозе гипоксии и предложили лечь в больницу, на что Соколова, по словам врачей, ответила отказом. Сама же Анна уверенно говорит о том, что о гипоксии она впервые услышала уже после того, как случились роды, а врачи лишь говорили о том, что у неё маленький плод и лишний вес. Предупреждений о том, что это может грозить гипоксией и смертью ребёнка, как признаётся многодетная мать, не было.

В поисках правды

Невозможно передать состояние отца, потерявшего сына. Он много пережил в своей жизни и однажды даже принимал роды у своей жены — в тот день, когда они подъехали к родильному отделению, их встретила не вполне трезвая санитарка (это произошло накануне 9 Мая). Тогда новорождённого Владислава отец завернул в свой свитер.

Теперь всё, что хочется Дмитрию Соколову, — это понять, как такое вообще могло произойти? Можно ли было избежать трагедии? С этим вопросом он отправился к доктору Благиных. Во время разговора, который Дмитрий благоразумно записал на диктофон, собеседница сказала, что сердцебиение у ребёнка было нормальное, а почему он плохо развивался и такой маленький, ей сложно судить, потому что она наблюдала пациентку всего один раз.

«Мне трудно вам что-либо сказать, потому что я её только отправляла в Коломну. Её привели с жалобами на боли, чтобы положить в стационар. Раз воды отошли, значит, срок уже 35-36 недель — рожать надо. Я пригласила Пескову, которая тоже сказала, что женщину надо в Коломну везти. Никакой угрозы для перевозки и повода для госпитализации в Озёрах у неё не было», — уверяет Анна Благиных. По поводу быстрых родов, уверяет врач, она знать не могла потому что не работает в женской консультации. «Откуда я знала, что она быстро рожает? Это вы в женской консультации спрашивайте».

Итак, получается, что Озёрские врачи направили в Коломну пациентку с живым ребёнком, а коломенские врачи утверждают, что вынули уже мёртвый плод. При этом озёрский акушер признала, что если ребёнок длительное время страдает в утробе матери, то малейшие нагрузки (например, дорога до Коломны) он не выдерживает и наступает внутриутробная асфиксия. Но на вопрос о том, могли ли принять здесь в Озёрах, доктор ответила: «У нас условия ужасные. Ребёнок незрелый. Для того чтобы он жил нормально, ему нужны нормальные условия, понимаете? Если бы мы были в нормальных условиях, и она рожала у нас, тоже трудно представить, как бы сложилась ситуация».

В круге первом…

По факту смерти ребёнка Озёрской городской прокуратурой проводится доследственная проверка. Заявление с требованием разобраться в произошедшем на днях подал Дмитрий Соколов. Как сообщил и.о. прокурора г. Озёры Олег Конов, в настоящий момент решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Срок проверки составляет от 3 до 10 суток, но может быть продлён. «Ситуация непростая. Есть нарекания со стороны врачей и недовольство со стороны Соколовых. Чтобы поставить точку в этом вопросе, необходимо провести исследование тела. Судебно-медицинское исследование проведено, но заключения ещё нет, поэтому срок проверки был продлён», — сообщил Олег Конов.

Через две недели будут известны результаты прокурорских проверок (озёрской и коломенской прокуратур), и тогда наша газета сообщит о результатах разбирательства.

До получения результатов проверки однозначно говорить о неоказании медицинской помощи, врачебной ошибке, халатности врачей или беспечности матери нельзя. Единственное, что кажется очевидным сейчас: ситуация требует тщательного изучения. Озёрские врачи категорически не признают своей вины в случившемся, полностью перекладывая её на убитую горем мать. С другой стороны, не верить образованной женщине (педагогу по образованию), матери троих замечательных сыновей, повода тоже нет. Неужели бы, узнав о том, что жизни малыша что-то угрожает, Анна не выполнила бы всех предписаний?


Текст: Иван Железнов
iz@ozery-krai.ru

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Весь список

Возврат к списку



comments powered by HyperComments

Новости

Политика

Общество

Происшествия

Спорт

Интересное в сети





Важные новости



Актуальные новости

Сообщения на форуме


Детально - третий - заглушка

comments powered by HyperComments

Доска объявлений

Озёры на Facebook

Озеры в ВКонтакте

Озеры на Одноклассниках

AlfaSystems massmedia K3FN2SA