Мособлсуд оставил приговор Александру Осипову без изменений |

2 октября Московский областной суд отказал в удовлетворении кассационных жалоб родителей Михаила Федулова, настаивающих на пересмотре дела и Александра Осипова, который в свою очередь просил суд смягчить приговор

Мособлсуд оставил приговор Александру Осипову без изменений
2 октября Московский областной суд отказал в удовлетворении кассационных жалоб родителей Михаила Федулова, настаивающих на пересмотре дела, и Александра Осипова, который в свою очередь просил суд смягчить приговор.

Заседание началось с доклада члена судебной коллегии об обстоятельствах уголовного дела 22-летнего Александра Осипова, который после проводов призывников в армию ранним утром 6 декабря 2011 года убил 24-летнего Михаила Федулова прямо в центре Озёр. Напомним, что 17 июля Озёрский городской суд приговорил Осипова к 12 годам лишения свободы. Ранее мы писали о ходе судебного процесса в материалах «Начался суд по делу об убийстве Михаила Федулова», «В Озёрах идёт суд по громкому убийству», «Озёрская трагедия. Продолжение».

Доводы защиты Осипова

Защитники Осипова не согласились с приговором и подали жалобу, в которой указывается, что суд, по мнению защиты, не признал явку с повинной, написанную Осиповым, в качестве смягчающего обстоятельства. В своём выступлении адвокат Осипова Любовь Трифонова пояснила, что явку с повинной Осипов написал «спустя много времени после задержания». «Однако, — продолжила адвокат, — законом не предусматриваются временные рамки написания явки с повинной, и она может быть исследована судом не как явка с повинной, а как иное доказательство, смягчающее вину подсудимого». На этом основании Трифонова просит судебную коллегию пересмотреть чрезмерно суровый, по мнению защиты, приговор Осипову с применением части 1 статьи 62 УК РФ, которая гласит, что в случае явки с повинной наказание не может превышать 2/3 от максимального предусмотренного статьёй размера. Заметим, что в данном случае максимальный срок наказания, согласно ч. 1 ст. 105 УК РФ, составляет 15 лет, а 2/3 от этого срока равны 10 годам лишения свободы.

Во второй части кассационной жалобы Любовь Трифонова указывает, что при назначении денежного штрафа в размере 40 тыс. руб. суд не исследовал материальное положение подсудимого. В этой связи возникает вопрос: зачем Осипов признал гражданский иск Федуловых в размере 1 млн. руб., если, по мнению его адвоката, у него нет средств, чтобы оплатить 40 тыс. руб. штрафа, назначенного судом? Ответ, вероятно, может быть только один — для смягчения приговора суда.

Кассационная жалоба Федуловых

В своих возражениях на жалобу Осипова родители Миши Федулова пишут, что суд необоснованно учёл в качестве смягчающих обстоятельств отсутствие судимостей, раскаяние в содеянном, положительные характеристики с места работы, учёбы, и признание гражданского иска. Они полагают, что суд незаконно не усмотрел признаков преступления, совершённого группой лиц. Кроме того, сделанные судом выводы о том, что преступление было совершено без признаков особой жестокости, по мнению Федуловых не соответствуют имеющимся в деле доказательствам. Напомним, что по данным проведённой экспертизы, в область головы Михаила Федулова, в том числе лица, было нанесено не менее 65 ударов обломком кирпича, в результате чего был повреждён череп погибшего, и части вещества головного мозга находились на стене, возле которой и было совершено убийство. Как следует из материалов уголовного дела, все удары были нанесены Федулову прижизненно, и, по мнению родителей, их сын испытывал при этом особые мучения и страдания. Осипов добил беспомощную жертву и угрожал свидетелю Панкину убийством, когда тот хотел оказать помощь погибавшему.

В кассационной жалобе Федуловы считают приговор Осипову чрезвычайно мягким и просят его отменить, направив дело озёрскому городскому прокурору для устранения препятствий к рассмотрению его судом. Вынесенный судом приговор, по мнению родителей Михаила Федулова, не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела. В ходе судебного следствия не были допрошены лица, могущие дать свидетельские показания по совершённому преступлению, а именно дедушка свидетеля Максима Панкина Василий Аксёнкин.

Кроме того, как следует из жалобы, судом не были выяснены причины преступления, приведшие к гибели единственного сына Федуловых. Погибший Михаил не был ранее знаком ни с Осиповым, ни с Батраковым, и на этом основании авторы жалобы считают, что вывод суда о том, что Осипов убил их сына на основании внезапно возникшей личной неприязни, не соответствует действительности. К этому выводу также подталкивает и то, что Осипов и Батраков путаются в своих показаниях относительно мотивов преступления и пытаются их скрыть.

В жалобе Федуловых говорится и о том, что следствие отказалось принимать меры для установления причастности к преступлению другого лица — Станислава Батракова, затеявшего драку и, возможно, являющегося одним из соисполнителей убийства (его одежда, как и у Осипова, была в крови, а на левой кисти были зафиксированы ссадины). В этой связи родители Михаила Федулова считают, что суд незаконно отказал в объединении этих двух дел в одно.

Также потерпевшие указывают на то, что следствие не проверило причастность других лиц к преступлению, а именно свидетелей Максима Панкина и Тихона Борзова на предмет укрывательства преступления, помощи при уничтожении улик и сбыта вещей, добытых преступным путём.

«Суд привлечь других лиц к ответственности не может»

Своё выступление новый адвокат семьи Федуловых Ольга Смирнова начала с явки с повинной, о которой упоминалось в жалобе Осипова. Как следует из её слов, эту явку с повинной Александр Осипов написал в следственном изоляторе только спустя 6 месяцев после совершения им преступления — в мае 2012 года, всего за месяц до начала суда над ним. В этой связи Смирнова согласилась с судом, который не учёл явку в качестве смягчающего обстоятельства.

Далее Смирнова рассказала судебной коллегии, что свидетель Василий Аксёнкин не был допрошен в ходе судебного следствия, несмотря на ходатайство о его допросе, которое подавала в ходе суда адвокат потерпевших. Аргументируя свою просьбу, Смирнова сообщила коллегии, что он мог бы раскрыть новые обстоятельства произошедшего преступления, так как именно он отвёз всех четверых преступников и свидетелей по домам. Также не был допрошен и Василий Андреев, у которого Осипов безуспешно просил денег — вероятно, на пиво, — до момента встречи с Михаилом Федуловым.

Затем адвокат потерпевших попыталась сообщить суду точку зрения своих доверителей о том, что и следствием, и прокуратурой игнорировались факты прямого участия в преступлении Станислава Батракова, но речь адвоката неожиданно прервала судья Елена Колпакова. Судья напомнила Смирновой, что сейчас рассматривается дело Осипова, и Батраков к нему никакого отношения не имеет. Она заметила, что «суд привлечь других лиц к ответственности не может». Тогда Ольга Смирнова попыталась выполнить волю своих доверителей, попросив суд «отправить дело на доследование». Но и эта просьба вызвала у Колпаковой вопрос: «Вы считаете, что законодательством это предусмотрено?» В ответ на этот вопрос Смирнова опять попросила судебную коллегию отправить дело назад в Озёрский городской суд с условием проведения прокуратурой доследования. Однако и эта просьба вызвала горькую улыбку у судьи: «Вы считаете, что суд вправе возвратить по данным основаниям дело прокурору? Вы с законами знакомы? Вы предлагаете сделать то, что законом запрещается». После этого Смирнова сдалась и попросила суд отклонить жалобу защиты и удовлетворить жалобу потерпевших.

«Это не наша прихоть. Это законы такие»

Далее председательствующая дала слово Валентине Федуловой, матери погибшего Михаила, которая за прошедшее время с момента смерти сына постарела лет на десять от перенесённого горя и страданий. Она сказала суду, что Осипов «не признаёт, что моему сыну было нанесено 67 ударов» кирпичом. Однако судья Колпакова вступила в полемику и сказала, что «это его право не признавать». На что Валентина Георгиевна конкретизировала свою претензию к убийце своего сына: «Он не признаёт все удары». И на это Колпакова ответила, что «это вопросы к прокуратуре». С этим согласилась мама Миши Федулова, сказав, что как раз и хочет, чтобы дело «дали обратно прокуратуре, а не похерили всё». И добавила, что вопросов к прокуратуре очень много по качеству проведённого ею следствия.

В этот момент в разговор вмешался другой член судебной коллегии, который спросил Федулову, знакомились ли они с материалами дела по окончании предварительного следствия? Валентина Георгиевна ответила положительно. Тогда судья спросил, почему не заявляли ходатайства перед следствием? И на это она ответила утвердительно — ходатайства заявляли. В ответ Елена Колпакова сообщила, что «надо было обжаловать в другом порядке» — имея в виду, вероятно, судебный порядок обжалований отказов следствия и суда первичной инстанции. Затем она добавила, что сейчас «при всём желании суд не может выйти за пределы тех материалов, которые поступили в суд». И в качестве объяснения своих слов сказала, что «института доследования у нас сейчас нет вообще». Её поддержал коллега, пояснивший, почему такое происходит в России: «Это не наша прихоть. Законы такие».

Отец Михаила Федулова, видимо, весь на нервах, сбивчиво и прерываясь от волнения сказал, что его сын в то утро шёл на работу, на которой работал без отпуска полтора года, и ему всего три дня оставалось до отпуска. «И эта нелюдь, после того как ему дали 12 лет...», — на этих словах Сергей Юрьевич махнул рукой в бессилии выразить всё то, что хотел, и сел на своё место.

Речь прокурора была короткой, и это понятно — обвинительный приговор есть, а большего правосудия прокуратуре, видимо, и не надо вовсе. Поэтому он попросил суд отказать в удовлетворении жалоб и оставить приговор Осипову без изменения. После его слов судебная коллегия удалилась в совещательную комнату для принятия решения. Спустя десять минут судьи вернулись и огласили его: «Приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения».

После оглашения решения судей Валентина Федулова с дрожью в голосе сказала судьям: «Убивайте и дальше. В нашем государстве нет никакой надежды на справедливость». В ответ на эти слова судья Елена Колпакова, устав, видимо, объяснять особенности законов, посоветовала Валентине Георгиевне обратиться за дополнительной консультацией к своему адвокату. Выйдя в коридор со слезами на глазах от собственного бессилия наказать тех, кто убил её сына, мама Миши Федулова объяснила, почему был заменён адвокат в ходе судебных процессов. Как следует из её слов, предыдущий адвокат Раиса Закатова не опротестовывала в судебном порядке каждый отказ следствия и Озёрского городского суда на подаваемые ими ходатайства. Если бы протесты были поданы в соответствующем порядке, то, возможно, дело Осипова закончилось бы по-другому, а его свидетели-подельники, вероятно, не избежали бы ответственности.

P. S. Напомним, что сейчас в Озёрском мировом суде проходит судебный процесс по обвинению студента 2 курса юридического факультета Станислава Батракова в нанесении побоев, не приведших к причинению лёгких телесных повреждений Михаилу Федулову. Из-за того, что Батраков свою вину признал ещё до суда, ему грозит не более 2/3 от максимального срока в 2 года лишения свободы, предусмотренного статьёй 116 УК РФ в том случае, если будет доказано, что он из хулиганских побуждений начал драку с Михаилом Федуловым. Однако, учитывая качество проведённого следствия и судебного процесса по делу Осипова, можно предположить, что, скорее всего, будущий юрист Батраков отделается сотней часов обязательных общественных работ. Небольшая цена за загубленную им человеческую жизнь, не правда ли?


Текст: Иван Журавлёв
ozery@ozery.info

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Весь список

Возврат к списку



comments powered by HyperComments

Новости

Политика

Общество

Происшествия

Спорт

Интересное в сети





Важные новости



Актуальные новости

Сообщения на форуме


Детально - третий - заглушка

comments powered by HyperComments

Доска объявлений

Озёры на Facebook

Озеры в ВКонтакте

Озеры на Одноклассниках

AlfaSystems massmedia K3FN2SA