Из леса вышел |

Совершенно напрасно считают, что современных людей мало что может взволновать — после публикации статьи «В лесу» («ОК» №11 от 24 марта 2012 г.) о двух озерчанах, которые восемь лет живут в землянке, в редакцию «ОК» обратились неравнодушные читатели, которые передали для Виктора и Юрия деньги и продукты

Из леса вышел
Совершенно напрасно считают, что современных людей мало что может взволновать — после публикации статьи «В лесу» («ОК» №11 от 24 марта 2012 г.) о двух озерчанах, которые восемь лет живут в землянке, в редакцию «ОК» обратились неравнодушные читатели — частные лица и отец Павел из Троицкой церкви, — которые передали для Виктора и Юрия деньги и продукты. Но не меньше материальной помощи читателей, звонивших после выхода статьи в редакцию, интересовало и то, можно ли помочь героям этой истории более существенным образом — восстановить документы и установить обстоятельства, при которых они потеряли своё жильё.

С низкого старта

Одной из первых в редакцию газеты пришла озерчанка Лидия Клеймёнова, которая узнала на фотографии в газете Юрия Ромашкина — внука своей знакомой Анны Ивановны Воронцовой — и захотела поделиться тем, что знает о Юре и его семье.

История семьи Ромашкиных нетипична и поражает своей безысходностью, покорностью судьбе и нежеланием что-либо изменить. Эту нерешительность Лариса и Борис Ромашкины передали «в наследство» своему младшему сыну — Юрию. До появления на свет Юры в 1983 году у его отца от первого брака родился сын Владимир, а позднее от брака с матерью Юрия родились еще 3 ребенка — две девочки и мальчик (Ольга, Елена и Павел). По данным же озёрского ЗАГСа в семье Ромашкиных был рождён еще сын — Сергей, о котором ничего не известно. Но из-за пристрастия к алкоголю Ларису и Бориса лишили родительских прав. Двоих старших детей Ромашкиных усыновила их бабушка — Анна Воронцова, мать Ларисы. А самые младшие — Павел и Елена — были отправлены в приют. Впоследствии они были усыновлены семьёй из Подмосковья. На все попытки бабушки узнать координаты внуков органы опеки давали один ответ — не положено.

Юрий — младший сын Ларисы. Про отца его известно мало — отбывая срок наказания в колонии, мать забеременела именно в заключении. После её смерти в 1994 году 10-летний мальчик попал в детский приют «Гнёздышко». По отзывам воспитателей, он был послушным, исполнительным, но особо не выделялся среди сверстников. Возможно, обстоятельства рождения и раннего детства повлияли на его характер. Жив — и ладно.

Квартирный вопрос

Один из мужей его матери — Борис, которого мальчик называл отцом, — умер, когда Юре исполнилось 19 лет.

К своему совершеннолетию, в мае 2001 года, младший Ромашкин получил комнату в коммуналке в доме №31 на ул. Воровского. Педагоги приюта собрали своему воспитаннику кое-какое имущество и проводили его в самостоятельное плавание, к которому Юра, как выяснится совсем скоро, был абсолютно не готов. По его словам, после приюта он не знал не только как приготовить еду, но даже не представлял, как заварить чай.

Через неделю после новоселья к Юрию в комнату селится ещё один бывший воспитанник приюта — Сергей Олейников. Он-то и приводит в коммунальную квартиру своих друзей, которые быстро запугали Юрия и получили его согласие на продажу его комнаты. После них в комнату пришли уже другие люди, которые более основательно взялись за Ромашкина — уже к обеду того же дня Юрий подписал у нотариуса дарственную, продав своё жильё за 1 тысячу рублей. Спустя 11 лет вспомнить, о какой изначальной сумме договаривались «чёрные риэлторы», Ромашкин не может. Но факт состоит в том, что спустя 2 недели после начала самостоятельной жизни воспитанника приюта обработали так, что он лишился прав на свою комнату.

Единственный человек, который запомнился Юрию при продаже комнаты, был некий Василий Окорочок, который позднее договорился с его отчимом Виктором о том, что юноша после «сделки» переедет жить к нему. Этого Окорочка Юрий описывает как человека выдающихся криминальных способностей. «Он брался за всё — испугать, уговорить и уболтать. У него ролей много. Он по квартирам и ездил», — вспоминает Ромашкин.

«Взять с тебя нечего»

Его отчим Виктор, вместе с которым Юрий живёт сейчас в лесу, тоже потерял квартиру, связавшись с мошенниками.

В сентябре 2001 года к нему в двухкомнатную квартиру, которая находится в доме №19 первого микрорайона, пришёл жить Юра Ромашкин, оставшийся к этому моменту без собственного угла. Через пару лет, после смерти матери, Виктор меняет свою квартиру на квартиру-малосемейку в доме №11 того же микрорайона с небольшой доплатой. А спустя год, после угроз убийством, подписывает малосемейку уже известному Василию Окорочку за обещание последнего предоставить ему и Юрию хоть какое-то жильё и регистрацию.

Для оформления всех документов Виктора почему-то повезли к нотариусу в г. Воскресенск. Перед подписью нотариус, по его словам, попросила всех выйти из кабинета и спросила Виктора — понимает ли он то, что потеряет своё жильё? Доподлинно неизвестно, отдавал ли он отчёт в своих действиях, но документы Виктор подписал не читая, и таким образом лишился прав на недвижимость.

Пытаясь объяснить свой поступок, который трудно понять обычному человеку, Виктор рассказал, что он пошёл на этот шаг, потому что Юре грозили смертельной расправой. На вопрос, кто именно угрожал, он не стал отвечать, отметив, что никаких денежных претензий к Васе Окорочку у него нет, а вот обещание о предоставлении другой жилплощади с пропиской «чёрный риэлтор» так и не выполнил.

До марта 2004 года Виктор с Юрием жили в доме на ул. Трудовой, а потом подались в лес. Но история с продажей малосемейки на этом не закончилась. В 2010 году Юрий Ромашкин написал заявление в милицию на риэлтора Валентина Мурашова, обвинив его в том, что при продаже квартиры он не отдал им с отчимом причитающиеся деньги. Однако после проведённой проверки сотрудники милиции отчего-то не стали возбуждать дело, объясняя это тем, что риэлтор сумел доказать свою непричастность к сделке.

Интересно, что при случайной встрече с Юрием этот риэлтор, в присутствии корреспондента «ОК», признался в том, что действительно купил малосемейку в доме №11, ранее принадлежавшую Виктору. Но он купил квартиру, по его словам, вполне легально, за 4 тысячи долларов у Василия Окорочка. И даже посоветовал Юрию написать в полицию заявление на Василия, который не отдал деньги за продажу малосемейки его отчиму. В заключение непродолжительной встречи Валентин Мурашов пригрозил Юрию судебным иском за ложное обвинение. А в конце добавил: «Но подавать в суд на тебя не буду, т. к. взять с тебя нечего». Тут Юрий возражать не стал.

Где же ты, брат?

Несколько раз Юрий пытался встретиться с братом, который проживает в Озёрах и владеет магазином детских игрушек, но безуспешно — Владимир не признает Юрия братом.

Корреспонденту «ОК» повезло больше — в магазине игрушек удалось поговорить с женой брата Юрия — Ольгой. Однако женщина сказала, что Юрий уже давно умер. В прошлом году по запросу его тёти, связанному с делами о наследстве, родственникам Юрия выдали в милиции справку о том, что более 10 лет назад Юрий Ромашкин был убит и захоронен без документов.

С паспортом

В конце марта Юрий Ромашкин ходил в паспортный стол, чтобы восстановить паспорт и другие документы, которые сгорели при пожаре в 2005 году. В паспортном столе выяснилось то, что Юрий числится живым, и то, что он до сих пор зарегистрирован в комнате в «литерных», которую тот «продал» так называемым риелторам. Через пару дней Юрий получил временный паспорт, а через 2 недели получит постоянный — деньги для этой цели пожертовал ещё один неравнодушный читатель газеты «ОК».

После получения временного документа вместе с корреспондентом «ОК» Юрий посетил ООО «РКЦ», где ему выдали выписку из домовой книги, попутно сообщив, что на этой комнате в коммуналке «висят» почти 90 тыс. руб. долгов за коммунальные услуги. Судя по размеру долга и сумме ежемесячного платежа (1,3 тыс. руб.), коммунальные услуги не оплачивались более 7 лет подряд. Собственником комнаты после Юрия Ромашкина, по нашей информации, стал 24-летний мужчина, который с помощью всё тех же риэлторов обменял свою двухкомнатную квартиру в 17-м доме микрорайона им. Катукова на это жильё с доплатой ему в 20 тыс. руб.

Как сообщили в юридическом отделе «РКЦ», за последние 10 лет сотрудники управляющей компании не пытались взыскать долги с собственника этой комнаты — может быть потому, что сумма не столь значительна по сравнению с другими. И пояснили, что ответственность за неоплаченные коммунальные услуги несёт не собственник, а проживающие в квартире люди. На жильцов по нормативам начисляется холодная и горячая вода, рассчитывается стоимость вывоза мусора и т. д. То есть, из почти 90 тыс. руб. долгов за коммунальные услуги на долю Юрия приходится порядка 20-30 тыс. руб., хотя услугами он пользовался совсем недолго — всего 2 недели в мае 2001 года, после новоселья.

Таким образом, вместе с документами и восстановлением гражданских прав Юрий Ромашкин обрёл и долги за жильё, которое у него отняли мошенники. Остаётся гадать, знали ли о подобном правоохранительные органы и сколько ещё таких Ромашкиных пострадали от действий «чёрных риэлторов».

Продолжение следует.


Текст: Иван Журавлёв
ozery@ozery.info

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Весь список

Возврат к списку



comments powered by HyperComments

Новости

Политика

Общество

Происшествия

Спорт

Интересное в сети





Важные новости



Актуальные новости

Сообщения на форуме


Детально - третий - заглушка

comments powered by HyperComments

Доска объявлений

Озёры на Facebook

Озеры в ВКонтакте

Озеры на Одноклассниках

AlfaSystems massmedia K3FN2SA