Озёрская трагедия. Продолжение |

9 июля в Озёрском городском суде состоялось очередное заседание по делу Александра Осипова, которого обвиняют в убийстве Михаила Федулова 6 декабря 2011 года

Озёрская трагедия. Продолжение
9 июля в Озёрском городском суде состоялось очередное заседание по делу Александра Осипова, которого обвиняют в убийстве Михаила Федулова 6 декабря 2011 г. Планировалось, что на этом заседании состоятся прения сторон, после которых будет вынесен приговор Осипову, однако адвокат семьи Федуловых Раиса Закатова заявила ряд ходатайств — после рассмотрения некоторых из них судебное заседание было перенесено на неделю.

Новые подробности

Своим первым ходатайством Раиса Закатова попросила суд приобщить к материалам дела выпуск газеты «Озёрский край» от 22 июня, в котором была опубликована статья «Озёрская трагедия». Это ходатайство не поддержал обвиняемый Осипов, а его защитник, адвокат Любовь Трифонова, резко возразила, сказав, что в статье журналист «делает умозаключения, которые противоречат нормам уголовно-процессуального права», и сделала вывод о том, что «в статье производится давление на суд». С этим мнением согласился и и. о. городского прокурора Олег Конов, который также возразил против приобщения газеты к материалам дела. На этом основании судья Ирина Лысенко решила отказать в удовлетворении ходатайства адвоката семьи Федуловых.

Затем Раиса Закатова попросила суд огласить показания свидетелей Тихона Борзова, Станислава Батракова и обвиняемого Александра Осипова, которые они дали в процессе предварительного следствия. Аргументируя свою просьбу, она сказала, что это поможет точнее воссоздать картину преступления. Против этого ходатайства опять возразила адвокат Осипова, сказав, что в зале отсутствует свидетель Батраков, который не явился на суд и поэтому не будет возможности задать уточняющие вопросы. В свою очередь, и. о. городского прокурора не возражал, и судья почти полчаса зачитывала показания свидетелей и обвиняемого.

В показаниях Тихона Борзова, данных им на предварительном следствии, упоминается о телефонном звонке, который он сделал Осипову, чтобы уточнить, где находятся его товарищи (Осипов и Батраков). Эти показания не совпадают с показаниями Батракова, который ранее сообщил суду, что в то утро у них не работали сотовые телефоны. На эту странность обратила внимание судья. Обвиняемый Осипов сообщил, что телефоны работали.

Затем, как следует из показаний Тихона Борзова, у магазина «Копейка» «они (Осипов и Батраков — прим. авт.) нам сказали, что избили человека». А Осипов «предложил пойти и показать, кого они избили вместе с Батраковым».

В показаниях Станислава Батракова упоминаются подробности начала драки, о которых он предпочёл почему-то не рассказывать в суде. Как следует из этих показаний, сразу после того, как они с Михаилом Федуловым обменялись несколькими ударами на тротуаре, они отошли с улицы Ленина к зданию аптеки. Батраков спрашивал у Федулова причину, по которой тот не отвечал ему, сколько времени. Одновременно с этим Батраков несильно бьёт Федулова по лицу, но Михаил по-прежнему не отвечает на вопрос, сколько времени. Батраков предположил, что Федулов испугался: «Ничего не говорил, сильно заикался и не называл имя». Затем, как следует из показаний, к Федулову подошёл Осипов, который «без слов ударил его кулаком по лицу».

В других показаниях Станислава Батракова несколько по-иному описывается момент начала драки. После того как они с Федуловым отошли к зданию аптеки и обменялись несколькими ударами, «парень стал заикаться, и я не стал его трогать», «мы начали с ним разговаривать». По словам Батракова, жертва сообщила ему, что его зовут Михаилом и что он работает на каком-то заводе в Ступино.

В перерыве заседания я подошёл к отцу Михаила Федулова Сергею Юрьевичу с вопросом, заикался ли его сын. На мой вопрос отец Михаила Федулова ответил, что не помнит, чтобы его сын когда-нибудь заикался. А по поводу упоминавшегося имени и завода сказал, что в тот день у сына кроме сотового телефона и денег на дорогу был при себе служебный пропуск, где были указаны его ФИО и место работы. Этот пропуск после убийства его сына пропал. На этом основании он предположил, что имя и название предприятия Батраков узнал как раз из пропуска, а не со слов его сына.

После того как к ним подошёл Осипов и ударил Федулова кулаком в голову, Батраков сказал Осипову: «Что ты творишь?» и «пояснил ему, что с ним (Федуловым — прим. авт.) просто разговариваю». Но на это Осипов, как следует из показаний, сказал Батракову, что «сам с ним поговорит». И Батраков отошёл от них на 5 м и «стал смотреть в сторону городского парка». После этого он слышит звуки ударов и видит, как Осипов руками избивает парня. Батраков подошёл к Осипову и ударил его ногой, чтобы тот прекратил избиение. Но тот не остановился, а Батраков опять отошёл от своего друга, избивавшего человека. Осипов в этот момент попросил его «постоять на шухере». На что Батраков якобы ответил: «Ни на каком шухере стоять не буду».

Далее зачитывались показания обвиняемого Александра Осипова, который подтвердил, что ему на сотовый телефон звонил Тихон Борзов, которому он сообщил, что вместе с Батраковым находится в Озёрах. Борзов сказал ему, что приедет за ними вместе с Максимом Панкиным. После звонка они с Батраковым пошли по направлению к автостанции, и около здания аптеки их обогнал молодой парень, у которого они «попросили покурить». Прохожий отказал, в результате произошёл «словесный конфликт, и мы предложили ему зайти за угол аптеки и там разобраться». Когда они втроём зашли за угол, Батраков ударил Федулова несколько раз кулаком в лицо, а парень ответил. В этот момент Осипов решил помочь Батракову и нанёс удар в лицо, а затем «с силой ударил головой об стену». Затем Осипов у стены нашёл обломок кирпича и продолжил избивать им Федулова.

В первичных показаниях Осипова содержится и упоминание о мобильном телефоне Федулова. Из них следует, что его отдал Батракову сам Федулов, сказав «чтобы мы его не били». Осипов отметил, что красть телефон у Федулова он не хотел, и повторился, что «он сам нам его отдал, предполагая, что мы не будем его бить».

Ходатайство о новом расследовании

Раиса Закатова, адвокат матери и отца Михаила, сообщила суду, что подаёт ещё одно ходатайство о возвращении дела прокурору. В частности, она отметила, что обвинительное заключение Осипову составлено с нарушениями УПК РФ. По материалам уголовного дела и из предварительного расследования можно сделать вывод, что Осипов совершил убийство с особой жестокостью. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, Федулова ударили по голове не менее 35 раз. С учётом того, что следы ударов были и на руках погибшего, можно предположить, что общее количество было больше. Били обломком кирпича и ударяли жертву о кирпичную стену. То есть парень умирал мучительно. И это свидетельствует об особой жестокости Осипова по отношению к абсолютно незнакомому ему Федулову, драку с которым затеяли, по словам Осипова, потому что погибший «не дал закурить», а по словам Батракова, из-за того, что Федулов не ответил на вопрос «сколько времени?»

В связи с этим потерпевшие считают, что необходимо переквалифицировать действия Осипова по пп. «д», «и» ч. 2 ст. 105, привлечь его к ответственности за более тяжкое преступление и составить новое обвинительное заключение.

Будущий юрист Батраков ни при чём?

Потерпевшие высказали своё мнение и про участие Станислава Батракова в убийстве. Именно Батраков проявил настойчивость и бросился вдогонку за Михаилом Федуловым, которого настиг, а затем ударил несколько раз в лицо и тело. А затем подоспел и Осипов, ударив Федулова в лицо, а затем головой об стену.

Также, по мнению родителей Михаила, очевидным является факт того, что Осипов попросил Батракова постоять «на шухере», чтобы следить за обстановкой и предупредить в случае чего. Этим объясняется поведение Батракова, который регулярно отходил в сторону и смотрел в направлении городского парка, а потом возвращался к месту, где избивали Федулова. Городской парк находится в центре города. Рядом автовокзал, и с этой стороны жестокое избиение могли заметить прохожие. Поэтому Батраков, по всей видимости, не только являлся зачинщиком, но и оказывал содействие в совершении убийства. Также на причастность Батракова к преступлению указывается и в записке Осипова к Тихону Борзову, в которой сказано, что убийство произошло из-за Батракова, который «сдал» его полиции.

После того как Осипов и Батраков ушли с места происшествия и встретились с Панкиным и Борзовым, Осипов похвастался, что они избили человека, а Батраков предложил: «Пошли покажем» — в множественном лице. При этом из ранее оглашённых показаний Панкина следует, что у Осипова кровь была на руках, куртке спереди, джинсах спереди и лице в виде точек. У Батракова кровь тоже была на куртке и джинсах спереди. И тот и другой были в крови, что свидетельствует о непосредственном участии Батракова в убийстве Михаила.

Все вчетвером они пошли к месту убийства «как на экскурсию, из-за любопытства». Но когда обнаружилось, что Федулов проявляет признаки жизни, Осипов со словами «он видел наши лица» добил Михаила в присутствии двух свидетелей и одного соучастника.

После того как компания попила пива у магазина «Берёзка», оттуда их и забрал на автомобиле родственник Максима Панкина, чтобы довезти домой.

На основании вышеизложенного родители Михаила Федулова считают доказанным факт согласованных действий Осипова и Батракова. Потерпевшие полагают, что имеются основания для соединения уголовного дела по обвинению Осипова в одно производство с обвинением Батракова в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как уверены, что Батраков причастен к убийству Федулова и его действия органами дознания квалифицированы неправильно. Также они заявили, что «обвинения, которые в настоящее время предъявлены Осипову и Батракову, являются слишком мягкими и несоизмеримы с тем преступлением, которое они совершили». В ходатайстве пострадавшие сообщают суду, что раздельное рассмотрение дел в отношении Осипова и Батракова, которые совершили одно и то же преступление в отношении одного и того же лица, может отразиться на объективности судебных процессов.

Именно поэтому родители Михаила Федулова попросили вернуть дело Александра Осипова городскому прокурору, объединить дело Осипова с уголовным делом по обвинению Батракова и составить новое обвинительное заключение.

После продолжительной речи адвоката Раисы Закатовой судья Ирина Лысенко спросила у обвиняемого Осипова о его отношении к данном ходатайству, на что тот ответил, что «не поддерживает». На уточняющий вопрос судьи «Почему?» он ответил: «Я один совершил преступление. Наказывайте меня одного. Батраков не причастен».

Адвокат Осипова Любовь Трифонова ещё раз просила суд отказать в удовлетворении ходатайства, т. к. считает, что тот факт, что «преступление, которое совершил мой подзащитный, спровоцировал Батраков, не может являться основанием для привлечения Батракова к ответственности». По её мнению, следствие правильно провело квалификацию, и никаких оснований для возвращения дела прокурору и переквалификации по части 2 ст. 105 нет.

В свою очередь прокурор Олег Конов не высказался однозначно по этому вопросу, заявив ходатайство о вызове в суд следователя, проводившего расследование — Юрия Конакова, заместителя начальника ОМВД района. С этим предложением согласились все стороны, поэтому судебное заседание было перенесено на неделю.

Выводы

В конце судебного заседания и. о. городского прокурора Олег Конов сообщил суду, что прессой (газетой «ОК») «факты, которые изложены в материалах дела, извращаются». И на основании этого он сделал вывод о том, что вопрос о возвращении дела на доследование «подогревается» журналистами «ОК». Если с последней частью его высказываний ещё можно как-то согласиться, то первая вызывает закономерный вопрос: о каких таких «извращениях» говорил городской прокурор — с момента публикации материала прошло более двух недель, однако прокуратурой до сих пор не было заведено «дело об извращениях», якобы содержащихся в статье.

Нет нужды говорить, что весь район в декабре прошлого года потрясло это зверское и бессмысленное убийство. На месте Михаила Федулова мог оказаться любой озерчанин. И поэтому вполне обоснованно появляются вопросы как у жителей города, так и у автора данных строк, насколько объективно и справедливо подошло следствие к квалификации статей обвинения и защите прав потерпевших, что гарантируется основным законом — Конституцией РФ.

Можно отметить, что в настоящий момент ощущается определённое намерение обвинить в убийстве Федулова, спешившего на работу на завод, одного Осипова. А студент юридического факультета коломенского института Батраков выглядит почти случайным свидетелем, который всего лишь затеял драку и наблюдал, как несчастного парня бьют кирпичом по голове, размазывают об стену, а потом вместе с Осиповым ещё и привёл посмотреть на истекающую кровью жертву друзей-редькинцев и не возражал, чтобы молодого человека добили. Удастся ли родителям убитого юноши добиться возврата дела прокурору и его рассмотрения как группового убийства, неизвестно. Но пока дела у студента-юриста идут так, как, очевидно, и было обговорено с остальными участниками этого зверского убийства. Он даже не считает нужным посещать суд. А зачем — ведь он всего лишь хотел узнать, «сколько время»…


Текст: Иван Журавлёв
ozery@ozery.info

Обсудить на форуме
На фото: один из последних снимков Михаила Федулова
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Весь список

Возврат к списку



comments powered by HyperComments

Новости

Политика

Общество

Происшествия

Спорт

Интересное в сети





Важные новости



Актуальные новости

Сообщения на форуме


Детально - третий - заглушка

comments powered by HyperComments

Доска объявлений

Озёры на Facebook

Озеры в ВКонтакте

Озеры на Одноклассниках

AlfaSystems massmedia K3FN2SA