В Озёрах идет суд по громкому убийству |

В декабре прошлого года Озёры потрясло жестокое убийство молодого человека, который ранним утром торопился на работу, но так до неё и не добрался. Подробности этого зверства оставляют обоснованные сомнения в том, что его убийцы, которые сначала разбили юноше голову, а потом вернулись добить его, являются людьми

В Озёрах идет суд по громкому убийству
В декабре прошлого года Озёры потрясло жестокое убийство молодого человека, который ранним утром торопился на работу, но так до неё и не добрался. Подробности этого зверства оставляют обоснованные сомнения в том, что его убийцы, которые сначала разбили юноше голову, а потом вернулись добить его, являются людьми. Однако теперь вызывает обоснованные вопросы и то, почему следствие не считает это «убийством, совершённым группой лиц» и некоторые члены «стаи» проходят в этом деле лишь как свидетели. В ситуации разбирался журналист «ОК».

Суд идёт

На прошлой неделе в Озёрском городском суде начались слушания по делу Александра Осипова, обвиняемого в убийстве 24-летнего Михаила Федулова, произошедшем ранним утром 6 декабря 2011 года. Всего состоялось 2 судебных заседания — 15 и 19 июня, на которых были допрошены обвиняемый и свидетели, показания которых помогли восстановить картину преступления.

…Ранним утром 6 декабря прошлого года у здания военкомата ещё можно было увидеть гуляющих людей — празднование проводов в армию в Озёрском районе началось накануне вечером. Помимо родственников, проводить новобранцев пришли друзья и знакомые. Редькинцы в тот день провожали Владислава Жигунова. Как отмечали участники праздника, а ныне свидетели по уголовному делу, «алкоголь лился рекой», поэтому неудивительно, что все молодые люди к утру были пьяны.

К 4 часам утра призывники подъехали к месту сбора у центрального рынка, откуда уже через час их отправили автобусом. По свидетельству инспектора ДПС Алексея Финогенова в тот утро патрулировавшего вместе с Олегом Трефиловым город, проводы проходили неспокойно. Редькинцы шумели, выкрикивали «Редькино рулит!» и задирали других провожающих. По словам Финогенова, особенно выделялись обвиняемый Александр Осипов и свидетель Тихон Борзов, — патрульному пришлось подойти к ним и сделать замечание, чтобы они не нарушали общественный порядок. Также он сообщил суду, что эти двое были в состоянии алкогольного опьянения, «но не слишком сильного».

После того как около 5 утра призывники и провожающие разъехались, двое редькинцев по какой-то причине остались в Озёрах. Одним из них был 21-летний Александр Осипов, а вторым — 18-летний Станислав Батраков, проходящий обвиняемым по другому уголовному делу, о нанесении побоев Михаилу Федулову. Сотрудники полиции подъехали к ним и предупредили, чтобы они «вели себя нормально», посоветовав быстрее добраться до дома. Но молодые люди остались в Озёрах. Как рассказал на суде Батраков, они хотели вернуться в Редькино, но в автобусе, который должен был отвезти их домой, не было их знакомого — Тихона Борзова, — и они отправились его искать.

Кривда Батракова

Тем временем, примерно около 6 часов утра, Михаил Федулов вышел из своего дома и пошёл по направлению к автостанции, намереваясь в 6.05 сесть на автобус до Ступинского металлургического комбината (СМК), где работал в кузнечном цехе. Как рассказал его отец, Сергей Федулов, Михаил всегда в это время уходил на работу, и в тот роковой день он лишь мельком увидел силуэт сына в дверном проёме…

Что происходило дальше, стало известно из показаний Станислава Батракова, студента 2 курса юридического факультета коломенского института. Он рассказал суду, что около остановки у музыкальной школы ему повстречался прохожий, у которого он спросил время. Однако, по его словам, Федулов не ответил. Не получив ответа на ещё один вопрос, он бросился за Федуловым, чтобы, по его словам, спросить время третий раз. Однако получает удар в лицо, на что даёт Федулову пощёчину в ответ. Правда, когда он рассказал в суде, как всё началось, родные и знакомые убитого Михаила Федулова недвусмысленно дали понять, что не верят словам Батракова: «Не может быть такого, Миша никогда не ударил бы первым. Это ложь».

По словам Батракова, драка на этом прекратилась. Якобы они познакомились и чуть ли не друзьями расстались. Но в этот момент на Федулова налетел Александр Осипов, который начал бить Михаила по лицу кулаком. Позднее на суде Осипов скажет, что вступился за друга. Но Батраков, по собственным словам, якобы был уже не рад такой «помощи» и пытался остановить драку, но Осипов ответил, что сам поговорит с Федуловым. И после этих слов Батраков отошёл. Через некоторое время он вернулся и увидел, что в руках Осипова появился обломок кирпича, которым тот наносил удары. И Батраков рассказал, что опять разнимал их. Но только при этом он снова отходит и через какое-то время снова приближается, наблюдая, как его приятель «сидел на Федулове и бил кирпичом в область лица». Батраков ещё раз «откинул» Осипова от Федулова и опять зачем-то оставляет их наедине, позволяя Осипову беспрепятственно наносить удары кирпичом. Позднее количество ударов по голове установили судмедэксперты — не менее 35...

Как было несложно заметить по лицам находившихся в зале людей, ни со стороны потерпевших, ни со стороны обвиняемого не было видно, что они верят показаниям Батракова. Складывается впечатление, что, упоминая о своих попытках прекратить драку, Батраков преследовал цель объяснить суду, откуда на его одежде, по показаниям других свидетелей, были пятна крови. Следствие не захотело, очевидно, по некоторым причинам (о которых ниже) доказывать вину Батракова, приложив к материалам дела анализ одежды, в которой тот находился. Однако не упомянув, была ли она отстирана от крови.

Кроме того, вызывают сомнения слова Батракова о том, что он трижды оттаскивал Осипова от Федулова. Это почему-то не мешало Осипову наносить удары...

Слова Батракова подвергла сомнению и судья Ирина Лысенко, спросив, что же на самом деле послужило началом ссоры? Ведь известно, что на здании музыкальной школы находятся часы и можно самостоятельно узнать, сколько времени.

Однако точную причину возникновения ссоры (а скорее всего полное отсутствие повода для нападения) Батраков упорно скрывает.

Остался нераскрытым вопрос и того, как Федулов оказался у стены гостиницы, где и лишился жизни. Это в нескольких десятках метрах от автобусной остановки, где его остановил Батраков.

Однако в ходе двух судебных заседаний ни Батраков, ни Осипов не дали ясный ответ на этот вопрос, сказав, что к месту своей гибели, прочь от освещённой улицы Ленина в темноту, Федулов зачем-то пошёл сам.

Как показала экспертиза, Михаилу было нанесено более 70 ударов по голове, верхней части туловища и рукам — судя по характеру повреждений, молодой человек пытался закрыться от ударов. Он получил открытую черепно-мозговую травму, а вещество мозга оказалось на стене здания.

Вернулись, чтобы добить

Спустя какое-то время Осипов вышел из проулка, где избивал Федулова, и встретился со Станиславом Батраковым и стоявшими рядом Тихоном Борзовым и Максимом Панкиным, приехавшими в Озёры, чтобы отвезти всю компанию в Редькино.

Из показаний же Панкина следует, что Борзов созвонился с Осиповым и договорился о месте встречи — у магазина «Пятёрочка», рядом с ЗАГСом. Если это так, то версия Батракова о причине «драки» подвергается сомнению — у Осипова был с собой телефон, на котором можно было посмотреть время. Из его же показаний следует, что из проулка Осипов шёл вместе с Батраковым, а не по отдельности, как указывал последний.

Внешний вид Осипова и Батракова Максим Панкин описал подробно. По его словам, оба были в крови — кровь была на куртке и джинсах, а у Осипова в крови был правый рукав его куртки. Самое удивительное, что внешний вид Осипова с Батраковым приехавших из Редькино ребят не испугал, а когда Осипов, по словам Батракова, предложил всем посмотреть, как он убил человека, они ничуть этому не удивились и пошли смотреть. Версия Панкина этих же событий несколько отличается от показаний Батракова. Осипов, по этим показаниям, сказал им, что «они с Батраковым избили парня», и предложил пойти посмотреть на него.

Подойдя к окровавленному телу, все четверо увидели, что Михаил был ещё жив. По их словам, избитый «хрипел», «кашлял», «тяжело дышал и двигал руками». Тихон Борзов зачем-то попытался проверить у Федулова пульс, но в этот момент, как следует из его показаний, Осипов наносит ещё 3-4 удара, добивая изувеченного юношу. По показаниями Панкина, это происходило по-другому. Подойдя к телу Федулова и увидев, что он ещё жив, «Осипов сказал, что его убъёт, и раза 3-4 ударил кирпичом в височную область». В тот момент, когда Осипов наносил удары, Тихон Борзов сказал ему: «Ты что делаешь, дурак?» и оттащил Осипова от тела. Дальше Панкин добавляет, что «когда мы все уходили, парень признаков жизни уже не подавал».

Подробность, потрясшая присутствовавших в зале, состояла в том, что кирпич, которым добили Михаила, Осипов достал из-за пазухи. Это означает, что он носил его с собой, когда пошёл встречаться с подъехавшими за ними Панкиным и Борзовым. С кирпичом он гулял по Озёрам и после того, как лишил молодого человека жизни, а позднее выкинул его в реку.

Пиво, телефон, улики

После того как Осипов добил Федулова, находившегося в бессознательном состоянии, они все вместе пошли в направлении магазина «Берёзка», расположенного около здания администрации, где купили пиво. В тот момент, когда они стояли у «Березки», их ещё раз заметили сотрудники ДПС Финогенов и Трефилов, которые, впрочем, не стали к ним подъезжать, получив вызов в другое место.

По дороге к «Берёзке» Осипов, по словам Панкина, подарил ему сотовый телефон «Нокиа 5330», принадлежавший убитому Михаилу Федулову, позднее попросив за него «1-2 тыс. рублей». Панкин, приняв подарок, на суде сказал, что не подозревал, где Осипов взял этот телефон. Однако Тихон Борзов сообщил, что сразу понял, чей это телефон, и напрямую спросил об этом у Осипова. Он же добавил, что Панкину Осипов телефон не дарил, а продал.

Всех четверых от магазина «Берёзка» забрал на своей машине дед Максима Панкина. После того как они проехали мост, Осипов попросил сделать остановку. Вместе с ним из машины выходит Максим Панкин, который видит, что Осипов выбрасывает в реку какой-то предмет, который тот держал за пазухой. Как выяснилось это и было орудие убийства — кирпич, который Осипов взял с собой.

Уже в машине Осипов сообщил своим друзьям, что собирается сжечь свою одежду. В ответ на это Батраков говорит, что ничего сжигать не будет, а просто даст матери в стирку. На суде, впрочем, так и не было сказано, стирал ли Батраков одежду, в которой находился. Зато известно, что вечером того же дня Осипов сжёг одежду в присутствии своего друга Тихона Борзова.

Друзья-подельники

Статья 33 Уголовного кодекса РФ чётко описывает, кто является исполнителем, организатором, подстрекателем и пособником преступления.

Станислав Батраков, затеявший драку, не только не мог внятно объяснить суду её причину, но и степень своего участия в убийстве. Он также не рассказал суду, каким образом Михаил Федулов, с которым он начал драться, оказался в нескольких десятках метров от освещённой ул. Ленина, позади гостиницы, где его избили насмерть. По анализу его рассказа, а говорил он одно и то же заученными фразами, можно предположить, что данные под присягой показания являются отрепетированными и именно он скорее всего является подстрекателем в этой истории.

Тихон Борзов, присутствовавший при убийстве и вероятно помогавший Осипову уничтожить улики преступления (сжигать одежду, в которой был убийца) возможно является пособником.

Максима Панкина, купившего у Осипова сотовый телефон Федулова, очевидно можно признать вторым пособником. Предположим, вина Панкина состоит и в том, что когда Осипов позвонил ему и сказал, чтобы тот избавился от телефона, выполнил просьбу дружка. И вот только тогда, по словам Панкина, он впервые задумался о том, что эта вещь принадлежала убитому парню. Избавиться от этой улики, правда, не удалось — телефон увидела мать Панкина, которая и подобрала трубку.

Все трое так и не смогли ответить на вопросы прокурора, судьи и адвокатов — почему они не остановили убийство и почему не вызвали «скорую помощь».

Прокурорские штучки

В расследовании этого преступления значительную роль сыграли инспекторы ДПС, сделавшие замечание распоясавшимся редькинцам. Практически сразу после преступления им была показана видеозапись, снятая с камер наблюдения у магазина «Пятёрочка», на которой они опознали парня, буянившего на проводах. Остальное, как говорится, было делом техники. Уже через пять дней, 11 декабря, сотрудники полиции задержали Осипова и остальных подельников этого преступления.

Можно предположить, что напуганные деревенские парни, буквально не стали отпираться и рассказали обо всех деталях этой жутчайшей истории. Такой вывод напрашивается после прочтения судьёй первых показаний Максима Панкина. Но следствие, а позднее и прокуратура, поддерживающая обвинение, вероятно решает по-своему. И этим раскладом, очевидно, все будут довольны: у полиции — очередное раскрытие, у прокуратуры — обвинительное заключение, у убийцы — более лёгкая статья, у остальных участников преступления — свобода и «лёгкий испуг». Чтобы «всё срослось», нужно только одно: чтобы все три соучастника показали пальцем на одного — Осипова, который возьмёт всё на себя.

Именно поэтому до суда дело дошло по частям — сотрудники следствия и прокуратуры выделили из дела лёгкий состав — по нему проходит начавший драку Станислав Батраков. Судебные заседания по его обвинению в нанесении Михаилу Федулову побоев, не приведших к причинению лёгких телесных повреждений, начнутся 25 июня в мировом суде. Эта статья подразумевает возможность наказания начиная от денежного штрафа (40 тыс. руб.) и до 2 лет лишения свободы.

Отдельно был выделен и тяжёлый состав преступления, в котором обвиняется Александр Осипов. За совершённое убийство следствие его «провело» по более лёгкой части статьи 105 — от 6 до 15 лет лишения свободы. Это позволило избавить от привлечения к более тяжёлой статье Станислава Батракова, который возможно несёт не меньшую ответственность за убийство человека.

Это подтверждает и зачитанное в суде по просьбе адвоката потерпевших Раисы Закатовой перехваченное в СИЗО письмо Александра Осипова к Тихону Борзову. В нём Осипов пишет: «Вляпался по полной. Батрак меня сдал. Обидно только одно — всё ведь началось из-за него. Если бы он не начал, этого бы не случилось... Он (Батраков — прим. авт.) всё рассказал им как было». Далее Осипов пишет, что его адвокат посоветовал всё брать на себя: «Тогда я получу меньше». Также он просит Борзова помочь его родителям, и когда «Стас (Батраков — прим. авт.) выйдет на свободу, тебе надо напомнить это и поговорить с ним, чтобы помощь с его стороны шла не только моей матери, но и на сборы, посылки, передачи в зону. Твой друг Сипун».

Таким образом, вполне уместно задать следственным органам вопрос о том, по какой причине было проявлено снисхождение к преступникам, из-за необъяснимой жестокости которых погиб 24-летний молодой человек? И могут ли озерчане чувствовать себя в безопасности, если звери, слегка пристыженные и напуганные, будут по-прежнему разгуливать на свободе?


Текст: Иван Журавлёв
ozery@ozery.info

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Весь список

Возврат к списку



comments powered by HyperComments

Новости

Политика

Общество

Происшествия

Спорт

Интересное в сети





Важные новости



Актуальные новости

Сообщения на форуме


Детально - третий - заглушка

comments powered by HyperComments

Доска объявлений

Озёры на Facebook

Озеры в ВКонтакте

Озеры на Одноклассниках

AlfaSystems massmedia K3FN2SA