На протяжении 8 лет в озёрском лесу живут люди |

Выйдя на обычную прогулку, корреспондент «ОК» неожиданно для себя познакомилась с людьми, для которых лес — дом родной. Побеседовав с 51-летним Виктором и его 28-летним приёмным сыном Юрием, она написала о том, почему эти люди живут в лесу и как они там выживают

На протяжении 8 лет в озёрском лесу живут люди
Выйдя на обычную прогулку, корреспондент «ОК» Наталья ИЛЬИНА неожиданно для себя познакомилась с людьми, для которых лес — дом родной. Побеседовав с 51-летним Виктором и его 28-летним приёмным сыном Юрием, она написала о том, почему эти люди живут в лесу и как они там выживают.

У норы

Зима в городе не сдаётся без боя, заваливая дворы и тротуары снегом, который в конце марта всех только раздражает. Другое дело в лесу — дети радуются липкому снегу и ваяют снеговиков, розовощёкие лыжники деловито рассекают по тропинкам.

Но мою радость физкультурного толка в конце прогулки сменил интерес исследователя — случайно я набрела на землянку.

Место это в пасмурную погоду кажется мрачноватым. Деревья здесь растут близко друг к другу — во время войны лес извели на топливо, а потом тут снова посадили сосны. Идти относительно недолго — минут 20. Сначала по просеке, потом по натоптанной дорожке, которая постепенно становится узкой, а под конец опять расширяется и приводит к сугробу, из которого торчит труба.

Квадратный лаз словно приглашает к знакомству, однако осторожность берёт верх. Постояв там немного и успев умилиться щёточке, лежащей возле входа, я ухожу оттуда, с намерением прийти снова.

Андеграунд

На следующий день, прихватив упаковку овсяного печенья и, на всякий случай, — двухметрового Ивана Журавлёва, журналиста из нашей редакции, я снова отправляюсь в лес. И уже совсем скоро мы встречаем мужчину с тележкой, который, как выяснилось, и живёт в той самой землянке. И не один, а с сыном.

Расспросив о том, как они дошли до жизни такой, мы получаем приглашение зайти в «дом». Внутри — узкий коридор, который ведёт в «комнату» — крохотное помещение площадью 2 на 2 м, половину которого занимает кирпичная печь. «Раньше была буржуйка, но её украли и сдали на металлолом», — до сих пор печалится Виктор.

Помимо печи, в землянке есть кое-какая хозяйственная утварь и мебель. На дверце шкапчика трогательно смотрится предвыборный календарь депутата облдумы Алексея Мазурова с лозунгом «Знания, честность, ответственность!»

С непривычки находиться под землёй непросто — здесь темно и очень тесно. Но, как говорится, в тесноте, да не в обиде — место в землянке нашлось и для кота, который год назад, по словам Виктора, был с пол-ладошки, но сейчас вырос и прекрасно себя чувствует — отъелся на мышах, обитающих тут же.

На полках видна стопка книг. «Читаете? — спрашиваем мы хозяев. «А как же. Но в основном Библию», — отвечает отец, а сын согласно кивает. «Да ещё и не пьёте?» — «Нет, только иногда, а вообще это грех».

Окна в жилище нет никакого, поэтому из освещения — только свечи. Да ещё и сотовый телефон, который есть у Юрия.

«Мой адрес — не дом и не улица»

Было бы неверно изображать Виктора и Юрия отшельниками. Когда есть работа, они стараются подработать. Иногда удаётся устроиться на стройку. Летом пасут коз.

Здорово выручают и сезонные дары леса — ягоды, грибы, которые они собирают для себя впрок и на продажу. Тем и живут.

Однако родились они совсем не в землянке. Виктор когда-то служил в ракетных войсках, потом работал на железной дороге. После смерти матери, решив обменять двухкомнатную квартиру, он потерял жильё. Оба «риэлтера», помогавшие ему с разменом, теперь отсиживают свой срок, а он вместе с сыном живёт в землянке, потому что считает, что и такая жизнь лучше, чем мытарства в городе по чужим подъездам.

Судьба Юры, который во всём помогает отцу, и до землянки была не очень удачной. Его родной отец умер, а в 12 из-за алкоголизма не стало и матери. Он и четверо его сестёр и братьев остались сиротами. До 18 лет он прожил в приюте «Гнёздышко», о воспитателях которого вспоминает с теплотой. Потом в его жизни случилась таинственная история с комнатой, в которую его поселили после 18-летия. Из-за того, что ею воспользовались его шумные и подозрительные знакомые, Юрия оттуда выселили. А через несколько лет скитаний он присоединился к Виктору, который к тому времени уже жил на улице. 8 лет назад они вместе построили землянку, в которой и живут до сих пор.

Денег они не попросили и вообще сказали, что ни еды, ни лекарств им не надо. В начале двухтысячных Виктор работал в больнице — по хозяйственной части, в пищеблоке и в морге, — и на этом основании считает, что может лечить себя и других.

Другие действительно забредают к ним на огонёк. Но при этом не обижают и не конфликтуют с обитателями подземелья.

А на помощь для себя Виктор и Юрий совсем не рассчитывают. Следят за событиями в стране, но не знают, кто руководит сейчас районом и городом. «Мафия там одна», — пожимает плечами Виктор. И добавляет, что всё необходимое для жизни у них есть.

От автора:
надеемся, что после публикации среди читателей «Озёрского края» не найдётся людей, которые захотят навредить Виктору и Юрию. Их жизнь достаточно тяжела и они выживают, как могут. А если найдутся желающие передать им продукты или медикаменты, просьба: принесите их в редакцию — мы обязательно передадим по адресу.


Текст: Наталия Ильина
ni@ozery-krai.ru

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Весь список

Возврат к списку



comments powered by HyperComments

Новости

Политика

Общество

Происшествия

Спорт

Интересное в сети





Важные новости



Актуальные новости

Сообщения на форуме


Детально - третий - заглушка

comments powered by HyperComments

Доска объявлений

Озёры на Facebook

Озеры в ВКонтакте

Озеры на Одноклассниках

AlfaSystems massmedia K3FN2SA