От службы – к служению |



Прежде чем стать священником, Димитрий Князев отслужил в армии и несколько лет посвятил вполне мирной и мирской профессии. Вот уже десять лет он – настоятель Успенской церкви села Белые Колодези. О том, что привело его к служению, рассказывает просто и понятно. На вопрос: «Ваш девиз по жизни?» отвечает не задумываясь: «Любовь».

- Отец Димитрий, 2 августа в России отмечается день ВДВ. Вы ведь имеете отношение к этому роду войск?
 - Самое непосредственное. Я служил в ВДВ в конце 80х на территории тогда ещё советской республики Азербайджан, в городе Кировобаде. Недавно получил приглашение на встречу нашей роты, которая пройдет в Саратове. К сожалению, поехать не смогу: 2 августа воскресный день, и у меня в храме богослужение…

- Вы проводите богослужения в воинской части Паткино. Опыт армейской службы помогает Вам общаться с военнослужащими?
- Конечно. Да и, вообще, служба в армии много дает полезного. Я заметил, что, если мне встречается человек, который успел послужить ещё в Советском Союзе, с ним очень просто и легко найти общий язык. У этого поколения россиян какие­то общие ценности и взгляды, отличные от сегодняшних.

- У Вас есть и мирская профессия – геодезист. Чем она Вас привлекла?
- Романтикой. Я окончил Московский топографический политехникум. Геодезистом проработал около 6 лет, из них полгода был в Северной морской экспедиции и в разных командировках по России. Эта профессия действительно захватывает: разные места, солнце, встающее над полем… В какой­ то момент начинает казаться, что без этого солнца и поля ты просто не сможешь жить. Появляется непреодолимая тяга к скитаниям.

- Романтика советских лет – это ведь ещё и бардовские песни?
- Конечно. Я очень люблю песни под гитару. Сам, правда, не пою. Но слушаю с удовольствием. Больше всего люблю Высоцкого и терпеть не могу, когда его песни пытаются исполнять другие люди. Получается не то.

- Что Вас привело к служению? 
- Постоянное ощущение близости Бога. Я чувствовал его присутствие с самого детства, лет с шести. Хотя семья у нас была обычная, советская. В 90е годы многим было сложно найти духовную опору. Кризис духовный был очень серьезным тогда. И я его тоже переживал: ведь я был нормальным представителем своего поколения. Иногда захаживал в храм. Однажды случайно попал на службу в церковь в глухом селе Дуброво Наро­-Фоминского района. Было это в Великий четверг перед Пасхой. Службу вёл один священник, да два человека пели на клиросе. Причём служба велась не в храме (на месте храма там были просто развалины), а в приходском доме, который к тому же недавно сгорел. Я стоял на службе и ощущал себя как послы князя Владимира, которые впервые посетили храм Софии в Константинополе. В следующий раз я пришёл на службу на Пасху, а после службы подошёл к священнику и сказал, что никуда больше из этой церкви не уйду. Того священника звали Александр Геронимус, и я считаю его своим духовным отцом. Его, к сожалению, нет уже. А тогда я действительно остался там, стал помогать в храме. На следующий год, в 1996 году, поступил в Коломенскую духовную семинарию.

- Для священника важно, чтобы жена была его помощником в служении, соратником. Как Вы познакомились с Вашей женой?
- В электричке Москва - Голутвин. Она убегала от контролеров, а я её поймал. Тогда Катя была студенткой Коломенского пединститута. Действительно, в среде священнослужителей так и говорят: 50 процентов батюшки – это матушка. О нас же друзья священники шутят, что в нашем случае это все 70 процентов! Без Катерины не обходятся ни будни, ни праздники прихода. Во всех хозяйственных вопросах и в вопросах строительства она принимает самое живое участие. Поддерживает меня во всём. И я благодарен Богу и судьбе за то, что она рядом.

- Есть ли какие­ то православные каноны, ставшие неактуальными в наш век?
- Со временем в обществе меняются правила поведения и традиции, но это всё внешнее. Вера и заповеди не меняются никогда.

- Зачастую люди, далекие от православия, представляют себе верующего человека этаким унылым существом «не от мира сего»…
- Нет. Верующий человек – это оптимист, и главное в его жизни – любовь. А уныние – самый страшный грех.

- Со времени открытия Успенской церкви в селе Белые Колодези прошло десять лет. Вы помните свои чувства в тот момент, когда впервые приехали к месту своего будущего служения?
- Мы с Катей помним это так же ясно, как если бы это было вчера. - Храм ведь был совершенно заброшен, на куполе росли березы, колокольни не было… - Тогда мы были рады и этому. Морально мы вообще готовили себя к тому, что приедем в чистое поле, где на месте разрушенного храма буквально три кирпича. Когда же мы приехали сюда, мы были просто счастливы: «Да здесь всё есть! Самое главное стены целы, значит, остальное уже неважно». Правда, если сейчас мне показали бы такой храм, мне стало бы страшно. А тогда мы оба испытывали чувство горения, и страха не было.

- В храме все десять лет не прекращается реставрация. Расскажите о строительстве колокольни…
- Она строилась около четырех лет. Пока шло строительство, многие прихожане с некоторым сарказмом и недоверчивой усмешкой спрашивали: «Ну, а колокола когда же будут?» А тогда, дорогие братья и сестры, когда вы денег на них наберёте, отвечал я. И слова мои были услышаны. Конечно, не всю сумму, но значимую часть стоимости колоколов собрали прихожане. Сейчас на колокольне десять колоколов, самый большой весом в две тонны. Из числа прихожан нашелся даже звонарь. Коломчанка Ольга откликнулась на наше предложение, отучилась три месяца в Москве на курсах, и теперь у нас профессиональный звонарь.

- Вы восстанавливаете ещё и здание бывшей школы рядом с храмом. Что в нём будет?
- Приходской дом. Есть идея отвести часть здания под гостиницу выходного дня для семей. Просто бывает, что в выходные приезжают люди с детьми, хотят остаться на утреннюю воскресную службу, а знакомых в селе нет. Но это только идея, о её воплощении пока говорить рано.

- Детская площадка возле храма – это… - …инициатива матушки Екатерины. Чтобы детям было где играть. В нашем приходе много детей. - Много ли хозяйственных проблем помимо реставрации?
- Они есть. Знаете, в старых советских фильмах конфликт заключался в борьбе хорошего с очень хорошим. Ну так вот и у нас, как в тех фильмах: всё вроде бы хорошо, но есть одно «но». Видите, прямо за церковной оградой мусорная площадка? На всё село их только две, и этого явно не хватает, особенно летом. Контейнеры почти постоянно переполнены, горы мусора валяются вокруг контейнеров и не вывозятся неделями. Хотя по идее всё это должно вывозиться по мере накопления. Местным жителям и людям, приехавшим на службу, эта картина настроения не улучшает.

- Какой праздник в храме стал для Вас и для прихожан самым запоминающимся?
 - Пожалуй, 150летие храма. Оно отмечалось в прошлом году. А вообще ведь человек приходит в церковь не ради праздника, он приходит к Богу. И неважно, что это будет за день, потому что приход в храм это и есть настоящий праздник.

Варвара КУЗНЕЦОВА
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Весь список



comments powered by HyperComments

Новости

Политика

Общество

Происшествия

Спорт

Интересное в сети





Важные новости



Актуальные новости

Сообщения на форуме


Детально - третий - заглушка

Новые записи в блогах

Доска объявлений

Озёры на Facebook

Озеры в ВКонтакте

Озеры на Одноклассниках

AlfaSystems massmedia K3FN2SA