Строгий выговор за смерть |

Стали известны результаты служебного расследования, проведённого руководством Озёрской ЦРБ по факту смерти 56-летнего жителя с. Белые Колодези Василия Бавенко. Напомним, что обратившемуся с жалобами на боли в груди пациенту медики диагностировали остеохондроз, прописали анальгин и отправили домой

Строгий выговор за смерть
Стали известны результаты служебного расследования, проведённого руководством Озёрской ЦРБ по факту смерти 56-летнего жителя с. Белые Колодези Василия Бавенко. Напомним, что обратившемуся с жалобами на боли в груди пациенту медики диагностировали остеохондроз, прописали анальгин и отправили домой. Вскоре мужчина скончался от острого инфаркта.

На днях дочь покойного Татьяна Иванова посетила больницу, чтобы ознакомиться с выводами комиссии по изучению летальных исходов (КИЛИ), которая состоялась накануне. На встрече присутствовал корреспондент «Озёрского края».

Роковые ошибки

По предварительному заключению патологоанатома, Василий Бавенко скончался от острого трансмурального инфаркта миокарда. Позднее этот диагноз был полностью подтверждён и гистологической экспертизой. В заключении о смерти говорится, что время от начала патологического процесса до летального исхода составило порядка 5 суток. Напомним, что боли в грудной клетке у Василия Бавенко начались в пятницу 27-го января, за 4 дня до смерти, а к фельдшеру сельского ФАПа он обратился 28-го, т. е. за 3 дня до смерти. Другими словами, исходя из заключения патологоанатома, на момент обращения к медикам патологические изменения в сердечной мышце уже начались. Получается, что всё это время — с вечера пятницы и до вечера понедельника, когда врачи констатировали смерть, мужчина находился, по сути, в предынфарктном состоянии.

Любой студент мединститута знает, что такому пациенту требуются незамедлительная госпитализация и полный покой, однако ни фельдшер сельского ФАПа Шишкина, ни фельдшер «Скорой» Фурсенков, который по вызову приезжал к Бавенко в воскресенье, ни врач-терапевт Новожилова, к которой больной приехал на приём в понедельник, не усмотрели в симптомах ничего серьёзного. Между тем боли в грудной клетке, отдающие в левую руку и челюсть, в первую очередь должны были вызвать у медиков подозрения на проблемы с сердечно-сосудистой системой, тем более, когда речь идёт о пациенте из группы риска — 56-летнем мужчине, и имеются такие факторы риска как курение и употребление алкоголя. Но ни Шишкина, ни Фурсенков, ни Новожилова не удосужились провести ряд мероприятий, которые позволили бы наверняка исключить вероятность ишемической болезни или других проблем с сердцем, которые и привели к инфаркту. Вместо этого фельдшер ФАПа выписала Василию Бавенко анальгетики, чтобы снять боли от остеохондроза. Укол обезболивающего поставил и фельдшер «скорой», будучи уверенным, что для отправки пациента в ЦРБ на электрокардиограмму нет повода. В конце концов, Василия Бавенко и его близких окончательно успокоила врач-терапевт, сделав запись в личной карте о диагнозах: «гипертоническая болезнь» и «остеохондроз». Доктор даже не стала выписывать больничный лист. Тем же вечером Василий Андреевич скончался.

В поисках истины

Дочь Василия Бавенко Татьяна Иванова пришла на встречу с представителем руководства ЦРБ Светланой Полтараковой, чтобы выяснить причины, по которой её отцу не была оказана должная медицинская помощь, и узнать, какую ответственность за это понесут врачи, напрямую или косвенно виновные в смерти. Также ей, её матери и другим родственникам хотелось бы понять, с чем столкнулась их семья: непрофессионализмом и безграмотностью врачей, халатностью и невниманием к пациенту, или врачебной ошибкой, от которой не застрахован ни один медик? Правда, в этом случае следует говорить сразу о трёх таких ошибках, по числу причастных к этому делу работников ЦРБ.

Данный случай был тщательно проанализирован на КИЛИ, после чего эксперты сделали выводы о том, что врачи не оказали пациенту Бавенко той помощи, которую должны были оказать как специалисты. По словам Светланы Полтараковой, «вся работа должна была начаться с ФАПа, с фельдшера, которая не уделила пациенту должного внимания. С ней, как и с другими фельдшерами, руководство обещает серьёзно поговорить и объяснить, что в ситуациях, подобных случившейся, им необходимо срочно докладывать непосредственно в «скорую» или врачам поликлиники.

«То, что не была сделана ЭКГ, когда вызывали «скорую», это, естественно, неправильно. Не было достаточно адекватного лечения. Я углубляться не буду, скажу просто: у нас есть стандарты, по которым мы должны оказывать медицинскую помощь. Стандарты оказания скорой экстренной помощи при таких заболеваниях, стандарты оказания помощи на ФАПах. Ни один стандарт не был выполнен», — рассказала специалист.

При этом в ЦРБ работают только фельдшеры высшей категории, поэтому неправильно было бы даже предполагать, что они не знали, какие последствия могут повлечь симптомы, наблюдаемые у Бавенко, и какие меры необходимо предпринять. Почему же они лечили пациента анальгином? Эти причины — халатное отношение, отсутствие должных знаний, или что-то другое — должно выявить следствие, которое сейчас проводится сотрудниками полиции.

Разбираясь в этом случае, важно классифицировать причины возникновения врачебных ошибок, которые могут быть как объективными, так и субъективными. Так, например, недостаток опыта врача, отсутствие необходимого диагностического оборудования и лекарств, невозможность проведения консультаций специалистов, нетипичные симптомы, ложность сообщаемых пациентом сведений о его болезни можно отнести к объективным причинам возникновения врачебной ошибки. В таком случае состава преступления нет. Когда же человек знал или должен был догадываться о последствиях своих действий или бездействия, имеет место виновное совершение ошибки, налицо состав преступления.

По словам Светланы Полтораковой, уже на приёме врач должен был забить тревогу и госпитализировать Бавенко. Причём, если даже терапевтическое отделение было переполнено, его «в конце концов, можно было положить в реанимацию, больной подходил по показаниям».

Если бы терапевт Новожилова положила пациента в стационар и проанализировала результаты ЭКГ в динамике, то, возможно, «разглядела» бы там типичный зубец, который свидетельствует об инфаркте. Но ЭКГ была слишком короткой. «По тем стандартам, по которым должны были оказать помощь, она была не оказана», — резюмировала специалист.

«Врач не видит, что внутри у больного»

На вопрос, какие меры были приняты по отношению к врачам, которые не соблюли конкретные стандарты оказания медицинской помощи, в результате чего погиб пациент, дочь покойного Татьяна Иванова, как она призналась позже, получила совсем не тот ответ, который ожидала: «Меры приняты — объявлены выговоры».

По мнению руководства ЦРБ в лице Светланы Полтараковой, по одному конкретному случаю о профессионализме врачей судить нельзя, поэтому вопрос об увольнении сотрудников, причастных к смерти пациента, даже не стоял. «Уволить человека — это одно, а заставить правильно и грамотно работать, и контролировать его — это совсем другое. К тому же, если уволить этих медиков, в больнице будут не закрыты три вакансии», — сказала врач.

Дальше — больше. Светлана Николаевна объяснила, почему в нашей больнице вообще происходят такие дикие вещи. «Ни для кого не секрет, у нас в Озёрской ЦРБ нет аппаратуры. Врачи работают руками и трубкой, ЭКГ, рентген — почти сломан. Я бы не стала так строго судить. Врач высасывает из себя то, что он видит, он не видит, что внутри у больного».

Светлана Полтаракова не согласна с Татьяной Ивановой в том, что таких врачей нужно лишать врачебной практики. «Это молодой врач. Говорят, что у каждого врача есть своё кладбище. Мы не боги, мы не видим, что внутри. Всех, кто приходит, мы обязаны спасать. Но вот тут такой случай. Она (терапевт Новожилова, — прим. ред.) теперь будет знать, на что обращать внимание».

В этой связи хочется задать вопрос руководству ЦРБ: сколько ещё человек ваши врачи должны отправить на тот свет, чтобы в следующий раз они не допускали таких ошибок и относились к своим пациентам внимательнее?

В настоящее время обстоятельства случившегося изучают сотрудники правоохранительных органов. Ведётся следствие, в рамках которого допрашиваются врачи, причастные к случившемуся. Родственники Василия Бавенко намерены отстаивать свою правду и добиваться, чтобы виновные были наказаны по закону. Потому что сердечной боли, с которой, по словам Светланы Полтараковой, вышли врачи с КИЛИ, недостаточно. Эмоции — эмоциями, а свою работу, если от неё зависят людские жизни, нужно выполнять качественно. В противном случае придётся ответить по букве закона.
Текст: Иван Железнов
iz@ozery-krai.ru

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Весь список

Возврат к списку



comments powered by HyperComments

Новости

Политика

Общество

Происшествия

Спорт

Интересное в сети





Важные новости



Актуальные новости

Сообщения на форуме


Детально - третий - заглушка

comments powered by HyperComments

Доска объявлений

Озёры на Facebook

Озеры в ВКонтакте

Озеры на Одноклассниках

AlfaSystems massmedia K3FN2SA